Дягилевские сезоны: Ромео и Джульетта снова в Перми
26.05.2013 22:06

Премьерой балета «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева 25 мая открылся в Перми седьмой Дягилевский фестиваль. Извечная загадка успеха. Казалось бы, самая печальная повесть о возвышенной любви давно устарела в наш прагматичный век. Но нет!

Ромео и Джульетта снова в Перми. Первый спектакль - по сути генеральная репетиция с полным залом зрителей (по приглашениям и билетам) - состоялся накануне официальной премьеры. Такие общественные просмотры - давняя традиция нашего музыкального театра. Правда, денег раньше за это не брали, а во многих театрах и до сих пор не берут.

Зал аплодировал вначале довольно вяло, разогрелся лишь к финалу. В целом действие вышло интересным. Ярко. Празднично. Эффектно. Можно даже сказать, парадно. Но холодно. Страсти и в оркестре, и на сцене оказались слишком театральны, чтобы заставить искушенного зрителя поверить в искренность чувств шекспировских героев.

У многих пермяков в памяти другой спектакль про Ромео и Джульетту композитора Сергея Прокофьева в постановке легендарного российского балетмейстера Николая Боярчикова. Тогда успех был просто оглушительный. Тот спектакль просуществовал на сцене почти 20 лет, радуя зрителей и давая танцовщикам нескольких поколений возможность прикоснуться к великому сюжету с прекрасной музыкой и интересной хореографией.

Не стоит детально сравнивать эти два балета - вкусы меняются, как меняются и задачи, стоящие перед труппой. Сегодня театр работает не столько для публики, сколько для участия в международных фестивалях с целью получения престижных премий. Это все, конечно, тоже важно, но главное в театре все таки его величество Зритель...

Что касается версии хореографа Кеннета Макмиллана (балетмейстеры-постановщики спектакля Гарри Харрис и Карл Бёрнетт), то она рассчитана исключительно на солистов. На премьере в Ковент- Гардене (1965, Лондон) блистали Рудольф Нуриев (Ромео) и Марго Фонтейн (Джульетта). Их вызывали на поклоны более сорока раз. Пермская балетная труппа подготовила четыре состава исполнителей главных партий - это Наталья Домрачева и Руслан Совденов, Инна Билаш и Никита Четвериков, Александра Суродеева и Герман Стариков.Им еще предстоит выступить - в июне спектакли состоятся 20, 22 и 23 июня. В день открытия фестиваля блеснула пара молодых солистов - Наталья Домрачева и Руслан Совденов.

В самом первом показе танцевали корифеи - заслуженная артистка России Наталья Моисеева и Сергей Мершин. О них и поведем речь. Центральной, определяющей смысл постановки, в этом спектакле является сцена у балкона. Первое свидание героев. Зарождение любви. Джульетта по-детски наивна и доверчива - эти романтические чувства Моисеева передает в каждом жесте своего танца. Красиво исполнен трогательный финал свидания с поцелуем на цыпочках. Мершин-Ромео нетороплив, по мужски достоин, к тому же все трудные поддержки и сложные па в этом дуэте исполнил грамотно и чисто. Молодцы!

Но к сожалению, ни во время встречи в церкви с патером Лоренцо, ни в дальнейших сценах исполнителям не удается показать свое мастерство: большинство эпизодов статично, пантомима преобладает над хореографией. Лишь в финальной сцене с попыткой пробуждения Джульетты у Ромео-Мершина появилась возможность продемонстрировать свои чувства в танце.

Из других главных исполнителей хотелось бы отметить Ивана Порошина (Тибальд), Анну Макину (синьора Капулетти), Александра Таранова (Меркуцио), Германа Старикова (Парис). Их актерский темперамент и мастерство помогли создать выразительные характеры.

В новой версии балета как-то стерлась, несколько потускнела борьба двух кланов - Монтекки и Капулетти. А ведь она, собственно, и составляет драматургию спектакля. Проблема власти актуальна во все времена и нынешнее - не исключение. Но эта сторона шекспировской драмы прошла мимо хореографа, ярко выраженного противостояния в спектакле нет, скорее, оно показано как-то невнятно и практически не влияет на ход событий. Зато акцент сделан на внешние эффекты. Сцены уличных драк красивы, динамичны. Но чего-то все же не хватает... Быть может, мешает толпа (имеются в виду артисты кордебалета)? А куда, скажите на милость, деваться танцовщикам, если половину сцены занимает громоздкая лестница, ведущая в никуда? Пространство нашего театра явно не рассчитано на такую массивную сценографию (художник-постановщик Мауро Карози). Серые ступени и серый цвет зданий буквально давят, создавая унылый фон. Тяжелы и неудобны костюмы. Некоторые из них буквально волочатся по пятам (художник по костюмам Одетте Николетте). Понятно, что создатели спектакля найдут свои доводы, ссылаясь на исторические подробности и итальянский дизайн - художники-постановщики и авторы костюмов исключительно европейцы. В тяжелых громоздких нарядах актерам попросту трудно двигаться, не то что танцевать. Впрочем, хореография уличных сцен (народных танцев) преднамеренно упрощена, точней сказать - примитивна. Очевидно, была рассчитана на европейский кордебалет, но пермский-то способен на большее... В наших спектаклях кордебалет не просто присутствует, а создает образ спектакля!

Оркестр, ведомый дирижером , играет в большей степени для себя, а не для артистов балета. Это в манере Теодора Курентзиса - он во всех проектах (кроме спектаклей, он постоянно концертирует со своим оркестром) заботится прежде всего о собственном успехе. К тому же, дирижер обожает форте и старается чтобы его все услышали... Вот и на премьере балета его услышали и поаплодировали.

Нет никакого парадокса в том, что публика с восторгом приняла западную версию «Ромео и Джульетты». Во-первых, это Шекспир и Прокофьев. К тому же, пермяки обожают свой балет и с радостью принимают все его премьеры.

Что касается артистов балета - то, конечно, участие в такой престижной яркой постановке - это буквально подарок... Но вот вопрос: сколько раз пройдет на пермской сцене этот спектакль? Три раза в этом сезоне и не больше трех, как сказали на пресс-конференции журналистам, в следующем. Но уж точно не двадцать лет... На постановку потрачено более тридцати миллионов рублей из краевой казны (то есть, из нашего с вами кармана). Окупятся ли затраты? Вполне вероятно, что за нынешнюю «Ромео и Джульетту» театр получит где-то какую-то очередную премию и войдет, как нам обещают, в число театров мирового уровня. Но такой авторитет у него давным-давно есть.

А между тем, пермский зритель недоволен сокращением отечественного репертуара в Пермском академическом театре оперы и балета (речь идет, в основном, о русских операх) и засилием иностранных постановщиков и исполнителей. Живем мы в России, и своему искусству должны отдавать предпочтение. Заметно подорожали и билеты в театр - семьей надо потратить около шести тысяч, чтобы посмотреть премьеру «Ромео и Джульетты» из первых рядов партера. В Прикамье далеко не все получают зарплату в сотни тысяч рублей. На какого же зрителя ориентируется театр?

Что же касается нового прочтения шекспировской трагедии хореографом Кеннетом Макмилланом, то не такое он и новое - 1965 год. Свою версию «Ромео и Джульетты» Николай Боярчиков для пермской сцены создал спустя семь лет (в 1972 году), практически, в то же время. Так почему бы пермскому театру не вернуть вариант Боярчикова шекспировской трагедии на современную сцену?! Пусть будут в репертуаре оба балета - русская и зарубежная версии. Уж если говорить, что Пермь - родина экспериментов, то стоит попробовать. Тем более, что обойдется это значительно дешевле. И костюмы можно заказать не в Италии, а в Москве или Перми... Выйдет не хуже, если заплатить, как европейским дизайнерам.

Напоследок - поздравляю с премьерой и искренне желаю новому балету такой же долгой жизни, какая была у российской «Ромео и Джульетты».

Фото Сергея Мершина


Татьяна Чернова



 

Всего просмотров: 4085

Все новости за Май 2013

На главную страницу...