Пермский ТЮЗ, Ксения Жаркова: «На сцене не обязательно быть хорошенькой!»
14.06.2013 23:11

Актрису Пермского ТЮЗа Ксению Жаркову каждый зритель запоминает по-своему. Для одних она Варвара из «Грозы» А.Островского или Маша из чеховских «Трех сестер», для других - измученная жизнью учительница Вика из «БСЭ» Н.Коляды, для третьих – Жар-Птица или прекрасная Незнакомка. Но прежде чем стать профессиональной актрисой, Ксения видела себя в одном амплуа – переводчицы. В одно утро все круто изменилось.

«Все в моей жизни шло как-то слишком правильно, - вспоминает Ксения. - Я много лет училась в школе с углубленным изучением иностранных языков, прошла успешную стажировку в Англии, готовилась к поступлению на иняз. Ну, и у меня случился «заклин». Всем же хочется в 16 лет взбунтоваться и поменять свою стезю!»

Как и все жаждущие славы, Ксения отправилась в Москву, поступать в Щукинское училище. Театральная семья смирилась с решением дочери, но помочь в подготовке не смогла. Мама Ксении Татьяна Жаркова, артистка и режиссер-постановщик ТЮЗа, была в это время на сессии в том же Щукинском, папа Юрий Жарков, художник и артист ТЮЗа, был на гастролях во Франции.

«И я рванула, подумала: Ай, да попробую! Суждено - значит суждено! И вот прохожу отборочный тур, потом второй, потом третий. Казалось бы, я уже студентка. Но наступил переломный момент - этюды. Нас разделили на группы, дали темы, моей группе достался «Военкомат». Что я могла знать о нем в 16 лет? Да и об этюдах я знала мало. Мне показалось, что надо ярко заявить о себе, я не понимала, что этюд - это своеобразное упражнение на органичность. Придумала легенду, про то, что у меня парня забирают в армию, постучала кулачками по столу... Естественно, меня не взяли».

Однако такому повороту событий Ксения только обрадовалась. 16-летняя девочка, находясь в чужом городе, пожив в общежитии вдруг поняла, что теперь - домой! Забыв обо всем, побежала на вокзал и купила билеты на ближайший поезд.

«Я забыла даже про то, что у меня документы в институте, но их забрать все-таки пришлось. Вечером я с чемоданом приползла к «Щуке» и попыталась попасть на кафедру. Стучусь, робко спрашиваю. Меня вспомнили, документы отдали, а на прощание сказали: «Что ж ты деточка к нам-то поперлась? У тебя такая внешность, тебе надо было во ВГИК, тебя бы в кино с руками оторвали. А я гордо сказала: Я хочу работать только в театре!. Так оно и вышло».

Мама «закончилась»

Вернувшись в Пермь, Ксения поступила в Институт искусства и культуры на курс художественного руководителя ТЮЗа Михаила Скоморохова. Кстати, в тот год был объявлен дополнительный набор. Если бы не такая возможность, Ксении пришлось бы вновь поступать только на следующий год. Кажется, не зря несколько раз она сказала мне, что очень верит в судьбу.

И во время учебы без приключений не обошлось. Вместо пяти лет Ксения и ее однокурсники проучились только четыре. Изменился закон, и вузу пришлось срочно менять программу. Вместо 10-15 педагогов с институтской кафедры, у курса Ксении преподавателей было под 50. Своими учителями ребята считали не только педагогов из ПГИИК, но и весь актерский состав ТЮЗа, в котором многие студенты играли во вспомогательном составе уже со второго курса. Однако у Ксении было еще один строгий учитель: «Я попала на курс, где педагогом была моя мама. В общем, в этот момент мама закончилась. Я до сих пор ее называю Татьяна Петровна. Она с меня требовала в три раза больше, чем с остальных, и правильно делала».

Учеба строптивой Ксении давалась не просто: «Это были годы борьбы. С собой. Со своим характером. По складу ума я абсолютный аналитик, ведь именно это мне 10 лет навязывали в школе. Актеру же лучше иногда вообще отключать мозг. На сцене, я думаю, нужно быть немного дурачком, чтобы не растерять за прагматичностью свое обаяние».

И подвиги, и сказки, и любовь

Впервые на сцене ТЮЗа зрители могли увидеть Ксению, студентку второго курса, в роли Белой мыши в спектакле «Кот Леопольд». На четвертом курсе она сыграла Досю в спектакле «Блин-2». Это был еще один опыт преодоления: «Блин-2» - спектакль про подростков-наркоманов. Сыграть их, если ты никогда в жизни не употреблял наркотиков, непросто. К тому же режиссер поставил тогда нас в довольно жесткие условия - мы все время должны находиться на сцене. Более того, я должна была раздеться. Для меня это было подвигом. Я поняла тогда, что на сцене не обязательно быть хорошенькой. Можно быть другой, странной, плохой, неадекватной».

Несмотря на то, что к 19 годам Ксения уже не раз появлялась на сцене, своей действительно первой ролью актриса считает Варвару из «Грозы» А. Островского. В жизни каждого актера есть, объяснила она, роли вводные, когда режиссер погружает артиста в созданный кем-то рисунок. А есть роли, которые артист создает сам. Такой получилась Варвара.

«Мне Михаил Юрьевич сразу дал установку: Варвара - это не стервозная девка, которая ненавидит свою мать. Забудь. Она - это вечный праздник Ивана Купалы, она всегда готова к авантюре, она хочет любви и всем ее желает. Мне кажется, моя Варвара такой и получилась - ходячая весна, вечная любовь. Я купалась в этой роли, ловила каждый момент. На момент выпуска спектакля мне было 19 лет, и я, как и все девчонки, была влюблена. Все сошлось», - улыбнулась Ксения.

Леди Макбет Пермского уезда

Сегодня увидеть Ксению Жаркову в роли наивной, легкой барышни-весны практически невозможно. Чаще всего на сцене она эдакая взбалмошная, капризная девица. И ей - стройной, высокой, эффектной блондинке, кажется, легко удается вписываться в такие роли. Кажется.

«Каждая роль - сложная. Наверное, особенно тяжелая - моя последняя работа в пьесе Коляды «Большая Советская Энциклопедия». Учительница Вика практически моя ровесница и, кажется, что очень легко можно было бы взять эту роль. Но, к счастью, не настолько я замордована жизнью как она. Поэтому трудно. Невозможно выйти на заключительный Викин монолог, если ты до этого час на сцене ее жизнью не пожил».

Увидеть Ксению в другом амплуа можно в спектакле «Безымянная звезда», где она играет Незнакомку, или в постановке «Три сестры» по пьесе А.П. Чехова, где Ксения исполняет роль интеллигентной Маши, в «Чонкине», где она - деревенская девушка. Однако самой актрисе по нраву другие роли.

«Хочется перца какого-то, хочется играть харАктерные роли, - заблестели глаза Ксении. - Леди Макбет - моя большая мечта. Я читала Шекспира еще в детстве, в школе даже на языке оригинала. Но я никогда не хотела сыграть Джульетту. Леди Макбет нравится мне своей многослойностью. Почитайте, насколько она разная в разных сценах! Леди Макбет - это для меня доказательство вечной любви. Пусть страшной, пусть фатальной, но любви».

Есть у Ксении и другая мечта, которой уже не суждено сбыться. Она всегда хотела сыграть в одном из спектаклей своего кумира - режиссера Петра Фоменко. И если бы представилась такая возможность, мы бы увидели Ксению Жаркову: «В «Абсолютно счастливой деревне». Мне очень нравится этот спектакль, я смотрела его раз шесть, и была бы готова сыграть в нем любую эпизодическую роль. Еще мне нравится то, как Петр Наумович прочитал и подал «Трех сестер». Я играю в ТЮЗе роль Маши, интересно, как бы он помог мне ее воплотить. Он был потрясающим профессионалом в разборе авторского текста и умении донести его до актера. Увы, моей мечте уже не суждено сбыться. Не судьба. Для меня было личной трагедией, когда Петра Наумовича не стало».

Продолжение следует

Ксения - дочка своих родителей. Она, как мама и папа, не только играет на сцене. Благодаря владению английским, актриса активно участвует в международных проектах. Один из последних - молодежный лагерь «Crossroutes 51°», прошедший в городе-побратиме Перми - Дуйсбурге, где Ксения проводила актерские тренинги. Параллельно наша героиня занимается писательством:

«Я пишу очень много. Например, все капустники, которые наш театр показывает, созданы по моим сценариям. Пишу для корпоративов, театрализованных представлений. Да, это приносит деньги, и это первоначальный мотив. Но теперь уже появились амбиции. Может быть, что-нибудь из этого и выйдет, но у меня никогда не возникало желания сделать писательство своей основной деятельностью».

Куда бы теперь ни повела Ксению судьба, родители ею гордятся, потому что видят в ней профессионала.

«Я свою дочь не просто люблю, я ее у-ва-жаю, потому что она по-настоящему творчески мыслящий человек, она понимает, что сиюминутный успех - это ненадолго, что надо осознать свой путь на перспективу», - рассказывает отец Ксении Юрий Жарков в одном из интервью журналистике Татьяне Черновой. А мама для Ксении - по-прежнему терпеливый наставник. Актриса играет в спектаклях, поставленных Татьяной Петровной Жарковой - «Безымянная звезда», «Три сестры», «Не покидай меня» и другие. И похоже, театральная династия продолжится. Муж Ксении - Иван Донец тоже актер ТЮЗа.

Ксения уверена, что изменить своему театру не смогла бы. Признается, как и любой актрисе, ей иногда хочется уйти: кризисные моменты, тяжелые роли. Но это проходит, а театр юного зрителя - ее родина. Место, где из нее сделали актрису.

На вопрос: А что, если бы театра не было? - Ксения замотала головой: «Нет. Нет, я даже думать об этом не буду. У меня он бы был. Обязательно был».


Инна Савченко
студентка ПГНИУ



Ключевые слова:
Пермский ТЮЗ? Пермь ПГАИК

 

Всего просмотров: 4532

Все новости за Июнь 2013

На главную страницу...