В Пермском театре «Туки-Луки» найдено завещание старого Фирса
04.01.2014 16:15

В январскую афишу Пермского театра «Туки-Луки» рядом с новогодними и рождественскими представлениями поставлен необычный спектакль от +12 «Вишневый сад» Антона Павловича Чехова. Его тоже можно посчитать зимней постановкой, так как на сцене мир вещей по преимуществу белоснежен и холоден, под стать сугробам и пурге за стенами театра. Но в этом мире есть человек, от которого исходит тепло...

Это сравнительно новый спектакль в репертуаре театра. Он возник как особый творческий проект, и его идея была финансово поддержана Министерством культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций администрации Пермского края. Необычность в том, что «Вишневый сад» - моноспектакль, т. е. в нем один исполнитель, тогда как мы все отлично знаем, что в пьесе Чехова их более десяти.

Итак, в этой постановке один персонаж по имени Фирс. Да-да, тот самый старый слуга в имении Раневской, которого забывают хозяева, заколачивая окна и отбывая из дому навсегда. Фирса исполняет Анатолий Смоляков, известный пермский актер, сыгравший и исполняющий до сих пор немало славных ролей на сцене Пермского драматического театра, одновременно сотрудничающий с театром «Туки-Луки», который открывает для маленьких пермяков мир доброго сценического волшебства. На пересечении романтической сказки кукольного театра и опыта психологической игры мы и видим образ его Фирса, который рассказывает нам, зрителям, свою историю про «Вишневый сад».

В принципе, удивляться тому, что в театре «Туки-Луки» ограничили число действующих лиц, не стоит. Люк Персеваль, один из современных западноевропейских режиссеров, как мы увидели нынче осенью на сцене пермского Театра-Театра, ограничил мир дворянской усадьбы - на сцене были только стулья и огромный черный космос за ними. Дело в том, чтобы в пьесе сохранить главное - безмерное душевное одиночество героев и одновременно психологическую наполненность одинокой души.

Нам удалось побывать на премьерном спектакле и почувствовать на себе, как с помощью одного актера предпринимается попытка создать многозвучный и многоцветный мир пьесы. Художник Артур Кучукбаев выстроил внутреннее убранство комнат имения в черно-белой гамме, графически словно подчеркивая торжественность и важность последних воспоминаний Фирса. Старческой походкой выходит Фирс - Смоляков, пытается открыть двери. Убеждается, что никого нет, и спешить некуда. Он отдается воспоминаниям. Но первая же его фраза - про барина, которого нянчил с детства: «А Леонид Андреевич, небось, шубы не надел...». Так мы становимся свидетелями мыслей и душевных треволнений человека, чья жизнь была отдана служению любимым людям. Он не винит их в том, что они его оставили, не тоскует о них, он мысленно всегда с ними, с их монологами, тревогами, иллюзиями... Инсценировка Натальи Белочицкой включает в себя все основные монологи главных действующих лиц пьесы, а режиссеры Алексей Миронов и Ярослав Колчанов разворачивают сценический сюжет таким образом, чтобы переход от литературного монолога одного персонажа к другому был естественным и по-своему закономерным. Вот Фирс - Смоляков спотыкается о стоящие на его пути белые туфли, берет их в руки, узнает, кто их тут оставил: Лопахин... И тут же он вспоминает монолог Лопахина о его детстве в имении Раневской. Увидел кружевной женский зонтик, вспомнил Любовь Андреевну... Оказывается, этот старик, на которого почти не обращали внимания, который был всегда второстепенным персонажем, многое знает, понимает, и главное - помнит! Вот он стоит рядом со шкапом, у которого нет стенок, давно ушло в прошлое содержание этой «скелетной» мебели, а Фирс помнит про «Многоуважаемый шкаф», про то, как «вишню сушили», как Любовь Андреевна, словно молитву, потрясенно произносила: «О мой сад...».

Анатолий Смоляков в роли Фирса умеет расставить акценты, передать интонацию звучащего текста, наполнить внутренней жизнью паузы, обыграть предмет, принадлежащий канувшему в Лету персонажу. Свет (Николай Привалов) и музыка (Алена Иванова) усиленно приглашают нас прислушаться к нему. Ведь Фирс - это неотъемлемая частица мира по имени «Вишневый сад». И пусть кто-то покинул свой сад навсегда, кто-то его пустил на продажу, забыл о нем или еще не знает, что это такое, прислушайтесь к Фирсу. Вот он перед вами, живой, настоящий, он помнит о ценностях и потерях, он жив, и он - олицетворение самой Истории.

Два чувства дивно близки нам

В них обретает сердце пищу;

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

Стихи Пушкина вспоминаются на этом спектакле. Не случайно. Ведь что такое «Вишневый сад»? В русской культуре - это общепризнанный образ России на переломе эпох. Пьеса Чехова завершается звуками топора в саду. До сих пор остались чувства и раздумья о судьбе сада и его обитателях. В душе писателя. В душах людей театра.

Спектакль «Вишневый сад» экспериментален. А это значит, что рядом с достоинствами есть и спорные моменты. Среди них отмечу на премьере заметные сбои в темпоритме и зрелищности. Когда закрылся занавес, заместитель председателя Пермской организации Союза театральных деятелей России С.Ляпустина вышла к сцене: «Подобный спектакль, - сказала она, - требует серьезной школы, огромной любви к Чехову, психологическому театру и веры, что тебя поймут. Чтобы его так играть, нужно определенное мужество. Поэтому работа актера Анатолия Смолякова и молодежного театрального коллектива вызывает большое уважение».


Галина Куличкина



 

Всего просмотров: 2796

Все новости за Январь 2014

На главную страницу...