Пермский ТЮЗ открыл сезон премьерой фэнтези
11.09.2017 00:21

Театр начал свой 54 й сезон с премьеры, которая предназначена, в основном, для подростков. Пьес для них всегда мало. Поэтому театр взялся за переложение прозы. В основу спектакля легла инсценировка пермского драматурга Ксении Гашевой по повести Клайва С. Льюиса из цикла «Хроники Нарнии».

Постановку осуществила творческая группа из Великобритании в составе режиссера Майкла Ханта, художника-постановщика Патрика Коннеллана и специалиста по сценической пластике Марии Корипас. Музыку к спектаклю написал пермский композитор Дмитрий Батин, видеоряд создал видеохудожник Андрей Вилисов. Спектакль создан при поддержке Министерства культуры Пермского края и группы компаний «ЭКС».

«Хроники Нарнии» принадлежат к тем произведениям, которыми сегодня зачитываются многие российские подростки. Само название этого спектакля будет манить ребят в ТЮЗ, чтобы встретиться с любимыми героями, сравнить увиденное на сцене с книгой и серией фильмов по этому произведению, экранизацию которых осуществила CS lewis Company. Примечательно, что «Хроники Нарнии», выпущенные автором в свет в 1950-е годы, читают сегодня и взрослые, по ним пишутся научные труды и даются рекомендации культурологов педагогам для изучения с детьми авторского замысла.

Проза Клайва С.Льюиса, как добрая старая сказка, в которой есть и занимательная интрига, и глубокая философия. Она написана в современном жанре фэнтези, ее персонажами являются дети, современники Второй мировой войны. Волшебным образом они попадают в страну Нарнию. Их ждет изрядная доля приключений, борьба добра со злом, счастливый финал. Вместе с тем существует и «подводный» философский ход авторской мысли. В процессе выпавших на долю детей испытаний Клайв Льюис ведет своих персонажей к открытию важнейших нравственных ценностей христианства.

В повести «Лев, Колдунья и платяной шкаф» ребята сталкиваются с предательством брата, последующим его раскаянием, необходимостью прощения его. На путь познания вечных истин, готовности к самопожертвованию во имя любви к ближнему их наталкивает поступок древнего и могущественного Льва Аслана (Аслан в тюрских языках означает «лев»). Он обдуманно за чужую вину сам отдает себя в руки злой Колдуньи на смерть.

В пермском спектакле инсценировка К. Гашевой передает основной смысловой посыл автора, в ней сохранены приключения, есть прекрасное дополнение в виде лимериков, которые автор сочинила сама и которые придают спектаклю атмосферу чисто английских детских радостей.

В сценическом же исполнении акцент сделан на вселенской борьбе сил добра и зла, и пространством этой борьбы становится не только мир Нарнии, но и Великобритания времен гитлеровской военной агрессии. Режиссер Майкл Хант с первых минут подчеркивает смертельную опасность всех существующих во время спектакля миров. Зрителей в начале спектакля устрашает девушка в военной форме, которая свои фонариком погружает зал во мрак. Потом на сцене включается экран с хроникальными кадрами Великобритании военных лет, где под песенку про «sunny day» жители туманного Альбиона проходят в бомбоубежище. Когда экран погаснет, безмолвной очередью выйдут на сцену забинтованные солдаты в доме профессора, куда привезли детей, и который одновременно является военным госпиталем. На одной из боковых стен сцены на зрителей направлен плакат Красного Креста от миссис Черчилль (как примета исторического факта: она возглавляла Фонд помощи «храбрым русским содатам»). Раненые воины чуть позже окажутся в Нарнии в роли ее жителей. Наконец, когда в Нарнии начнется решающее сражение со злой колдуньей и ввысь взовьется стая черных и белых птиц (куклы на длинных жердях), оживут экраны мониторов, и прямо на зрителей в кадре будут лететь самолеты, сбрасывающие наземь бомбы. Звучащая в момент финальной битвы экспрессивная и агрессивная музыка, сочиненная Д. Батиным, завершает атмосферу смертного боя, который идет «не ради славы, ради жизни на земле».

Эти документально-хроникальные и сценические образы, безусловно, взывают к благородным чувствам зрителей, оживляет историческую память. Но они отодвигают в сторону вопросы состояния внутреннего мира персонажей, вынужденных решать лично для себя, что такое есть добро и зло.

Созданием волшебств спектакле занимался художник-постановщик Патрик Коннеллан. В сказочной Нарнии запомнился снег, который неостановимо сыпался из-под обыкновенного зонтика, другой снег - словно золотые брызги «выплескивался» из кончика длинной палки. Вечная зима Нарнии, по сути бесчеловечная, выглядела на сцене красивой, манящей, загадочной. Стильные сценические костюмы Колдуньи и ее приближенных дополняли внешнюю картину красоты зла. Интересен был кабинет профессора, где играли дети, он был полон предметов, которые позволяли вспомнить кое-что из истории разных цивилизаций. Нам словно подсказывали, что профессор знает и видит больше, чем его современники, его мудрость покоится на вековой культуре. Правда, платяной шкаф, у которого была волшебная дверь в Нарнию, на вид был самым обыкновенным, и одного обыкновенного фонаря для перехода детей из реальности в параллельный мир, думается, не совсем достаточно. Зато хорошо продумана быстрая трансформация огромной сценической конструкции со шкафами в призрачную пустынную Нарнию.

Необычен в спектакле изобразительный образ Льва Аслана, доброго защитника жителей Нарнии. Сначала мы увидели Аслана в кабинете профессора в образе подвешенного под потолок скелета, который отсылал воображение зрителя в доисторические времена. Оживший во втором акте Аслан (сложная кукла-трансформер), посланец Вечности, напоминал размерами древнего мамонта, он двигался медленно, как бы задумчиво. У скелета была маска с печальными глазами, его слова, озвученные голосом Ивана Донца с помощью микрофона, лились откуда-то сверху, что создавало ощущение их всемирности. Не случайно роль профессора и Аслана в спектакле исполняет один актер. Тем самым постановщикам важно было подчеркнуть огромное влияние того и другого персонажей, которое они оказали на личностный рост детей Певенси.

В спектакле есть интересные актерские работы. Эффектно, с подчеркиванием властного характера и выразительным отыгрыванием неприятных для Колдуньи известий исполняет эту роль Елена Бычкова. Как всегда, с юмором, запоминающимися характерными деталями создает убедительный образ Бобра, неутомимо двигающегося к заветной свободе и подбадривающего на этом пути детей, артист Дмитрий Юрков. Неожиданно новыми красками в своей актерской палитре порадовал Роман Кондратьев в роли фавна мистера Тумнуса. Он создал удивительно сложный образ противоречивого состояния души. Фавн - «часть той силы, что вечно хочет зла... ». Но после общения с Люси он словно очеловечивается и «совершает благо».

На премьере были достоверны, привлекательны своей энергией, азартом Яков Рудаков - Питер, Надежда Кайсина - Сьюзан, Степан Сопко - Эдмунд, Евгения Шишенина - Люси. Евгения Шишенина, кстати, так очаровала юных зрительниц, что они после спектакля уговорили ее дать им возможность запечатлеть себя с ней сотовым телефоном на память об этом театральном вечере.

Фото из архива театра


Галина Куличкина



 

Всего просмотров: 1099

Все новости за Сентябрь 2017

На главную страницу...