«Gluck auf, gluck auf», - пели пермские хористы в Германии
20.06.2010 01:22

В июне 2009 года из города-побратима Дуйсбурга пермскому хоровому коллективу Junge Stimmen под управлением художественного руководителя Елены Ерастовой пришло приглашение на участие в международном Фестивале !SING Day of song, планировавшем состояться 5 июня 2010 года. На столь далекий срок сложно было загадывать, но предложение было интересным и хор принял приглашение.

 

В ходе подготовки мы выучили несколько новых произведений, в том числе 9 Симфонию Л.Бетховена, «Halleluja» Г. Генделя, «Habanera» Дж.Бизе Кроме классических произведений, мы должны были спеть некоторые произведения современных композиторов, известные и характерные для исполнения в данной местности, например, гимн рурских шахтеров «Gluck auf, gluck auf», или «Komm zur Ruhr». У хора в Перми подготовка заняла год. У организаторов в Германии - два года.

По приезде мы должны были жить в семьях, что существенно сокращало расходы на путешествие.

 Итак, поездка, которую мы планировали год и на которую копили полгода, во всем себе отказывая, состоялась.

Прилетев, мы разместились у чудесных гостеприимных хозяев Яна и Анны (1-e фото), и ознакомились с местностью. У нас была отдельная комната с матрасом и стулом без упора (специальный стул для осанки, мы на нем долго учились сидеть). Напротив нас в доме жили 2 белых кота, один из которых, по нашему убеждению, был именно кот, другая - кошка. Каждое утро у нас начиналось с высматривания котов на соседских балконах. (2)

Утром следующего дня состоялся вполне сносный завтрак, если не считать отсутствия чая. Черный чай в Германии пить просто не принято - зеленый в пакетиках и кофе. Мы попили зеленый. Вечером, правда, выяснились некоторые интересные подробности из жизни наших хозяев. Анна оказалась дочерью турка, который недавно привез им в подарок огромных размеров пакет с черным чаем и к нему - набор заварочных чайников. Как пользоваться всем этим хозяйством он не пояснил, чем привел в недоумение бедных родственников. Мы заварили чай и, предложив хозяевам присоединяться, с неописуемым блаженством напились. Хозяева долго отказывались, но в последний день, видимо, желание отведать экзотики одержало-таки верх. Ян попросил налить ему чаю и искренне удивился, что пить эту штуку можно.

После завтрака мы пошли в Ратушу на прием к бургомистру. Тут нашему взору открылось удивительной красоты и древности здание. (3,4) И я вспомнила, что Пермь и Дуйсбург - города-побратимы! (5) В Ратуше даже оказался Пермский зал, с фотографиями Перми, с флагом и гербом. Бургомистр принял нас радостно и часа два рассказывал о самом здании, истории города, показывал залы внутри Ратуши и подарил каждому брошюру с видами Дуйсбурга. Мы в ответ решили ему спеть. Но тяжелый перелет, отсутствие репетиции и обеда (вчера мы ели только в самолетах!) здорово сказались. Спели мы не очень.

После Ратуши мы наконец-то задали так долго волнующий нас вопрос Анне:

- А где здесь, собственно, можно поесть?

Ответ нас ошеломил:

- Вы есть хотите? А у нас дома еще от завтрака остались бутерброды!

С трудом поняв, что бутерброды нам обед никак заменить не могут, Анна повела нас в ближайшую забегаловку. Оказывается, немцы не едят днем! Это открытие было интересным, но не особо приятным. Русского ресторана в городе тоже не оказалось, поэтому мы должны были как-то выкручиваться. Купив картошки фри с котлетой (все по отдельности, завернуто в бумажки) и салат из маринованных огурцов, мы побежали домой. Анна тоже себе купила еды, объясняя это своей беременностью. Бедная! Она могла есть только потому что беременна! Иначе бы, как и все - ограничилась бутербродами.

На следующий день мы выступали в Эссене в фойе малого Театра, где проводилось прослушивание выступающих на Фестивале хоров. Много интересных коллективов выступало, и многие нравились, но наша песня «Ленок» взорвала аплодисментами зал.(6) На следующий день мы выступали в филармонии, а потом поехали на Арену в Шальке города Гельзенкирхена. (7). Утром 5 июня состоялось грандиозное, массовое исполнение классических и произведений ХХ века целой Рурской областью! В нескольких городах - Эссене, Дуйсбурге, Дюссельдорфе и других - профессиональные и любительские хоры исполняли выученные заранее произведения. Везде на площадях люди собирались и пели. Пели на улицах, в магазинах, на паромах и в метро. И мы выступали вместе с несколькими хоровыми коллективами у театра в Дуйсбурге. (8) А вечером, в завершении Дня, посвященного ПЕСНЕ, состоялось заключительное мероприятие на стадионе в Гельзенкирхене.

Профессиональные хоры (и мы в том числе) находились на самом поле стадиона.(9) А зрители - на трибунах. Причем каждому пришедшему были выданы партитуры, по которым люди могли петь вместе с профессиональными хорами основную мелодию. (10) На фестиваль был приглашен Бобби Макферрин, блестяще исполнивший свои импровизационные композиции.(11) Вообще же всего присутствовало около 50 тысяч народу . (12) Непосредственно с выступлений фотографий почти нет, т.к. некому было их делать. Началось действо вечером, в 20:30, поэтому закончилось очень поздно. Все добирались домой по-разному, кто-то на электричке, кто-то на машине. Дома были ближе к 2 часам ночи. А на следующий день в 10 утра уже снова на концерт. Конечно, все были усталые и нервные, но после этого концерта нас ждала поездка на озера и барбекю. Благо, погода наконец установилась теплая.

Первые 4 дня нашего пребывания мы видели Германию преимущественно из окошка машины. Этому способствовали большое количество выступлений, репетиций и холодная погода, на которую мы, поверив прогнозам, никак не рассчитывали. Но первое, что бросается в глаза уральскому жителю - это чистота, доходящая до абсурда. Например, идет человек в белых штанах, сел на асфальт, посидел - дальше пошел. И при этом чисто! И на штанах - и на асфальте.

На второй день принимающий хор пригласил нас в ресторан. Ресторан оказался итальянский, недешевый и все заказы за свой счет. Не повезло тем, кто был голодный.(13) Мы голодны не были, наевшись картошки фри, но ничего не попробовать было бы неинтересно. (14) Затем решили прогуляться по набережной. Там наше внимание привлекли утки. Они просили у сидящих в кафе людей еду, причем были в этом желании вполне настойчивы. Они ходили парой и исполняли что-то на своем утином языке. (15,16) Судя по тому, что уток там много - они имеют большой успех у посетителей. (17) Правда, местные просили нас их не кормить, т.к. они плохо переваривают хлеб в связи с особенностями строения организма.

Вдоль набережной разместилось много разных кафешек, а между ними - втерлись элементы так называемого «современного искусства», собственно с искусством ничего общего не имеющих. (18) Более того, в Дуйсбурге оказалось имеется музей современного искусства, коий мы, естественно, посещать отказались. Но, рассчитывая на таких ленивых, как мы, заботливые организаторы установили некоторые «изделия» прямо в парке, рядом с музеем. (19) Повеяло чем-то знакомым. Похоже, и до Дуйсбурга дотянулась длинная рука Гельмана.

К счастью, нам удалось-таки увидеть нечто действительно стоящее, ибо мы побывали в Кёльне. (20) Удивительных размеров Кёльнский Собор заставляет работать не только воображение, но и ноги. Для того, чтобы подняться в башню, на уровень 97 метров, нужно минут 20 подниматься без остановки по узкой винтовой лестнице, т.к. никаких площадок для отдыха не предусмотрено. Лифта тоже нет. Ну как-то вот не догадались строители в 13 веке приготовить шахту для лифта... Есть, правда, один выход на площадку с колоколами. Самый маленький колокол размером с человека. Самый большой - метра 3 в высоту. (21) Я обрадовалась возможности передохнуть и мы остановились посмотреть на колокола. Подошли поближе. И вдруг какой-то маленький колокол рядом как звякнет! Слышно было на весь Кёльн. Оказывается, они - действующие! Почему-то я этого никак не ожидала, и от ужаса бросилась подниматься дальше. (22) Строение поражает не только красотой и размерами. На каждом уровне стоят статуи ангелов, выражающие какую-то определенную идею, возможно, истории из библии.(23, 24) Просто не представляю - как осуществлялась их доставка на высоту 70 метров  в 13-14 веках!

Поднявшись наверх, мы смогли увидеть весь город. (25) А спустившись, я обнаружила, что мои ноги отказались идти. Им понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Так что слабым организмам такой подъем не рекомендуется.

Напротив Собора, кстати, открыт киоск с сувенирами, в который мы тоже заглянули.

После Кёльна мы решили «по-быстрому» съездить в Бонн. Он оказался в 20 минутах езды на электричке. (26) А может, нам просто понравилось в электричке кататься? (27) По пути в Кельн мы исследовали чудную двухэтажную электричку, где нас попросили со 2 этажа, который считался 1 классом. Так что по пути в Бонн мы уже ни на что не претендовали, хотя посмотреть - посмотрели.

В Бонне мы первым делом увидели Бетховена! (28) И мысль о том, что он тут где-то жил уже ни на минуту меня не оставляла. Прекрасные древние здания нашлись и в Бонне. (29) Хотя, наряду с ними, существует и «современное искусство». Таким «изделием», например, украшен вход в театр Бонна. (30) Мы прогулялись до набережной.(31) Потом вернулись в центр. И все-таки, тут где-то есть дом Бетховена.(32) По моим многочисленным просьбам мы решили найти дом, где жил и творил великий композитор. И нашли! (33) Ура! Все были довольны. Он, правда, был закрыт, так как у  них в 6 часов вне зависимости от желания посетителей все закрывается. Только бары работают, да и то не все.  Так что расстраиваться из-за этого у нас уже не было ни сил, ни желания.

На обратном пути мы ехали на втором этаже электрички, и никто нас оттуда не выгнал. Уставшие, но довольные мы вернулись в Дуйсбург в половине 12-го ночи. Так прошел наш последний день в удивительной, прекрасной и противоречивой Германии.

Яна Ромашова



Ключевые слова:
хор Германия

 

Всего просмотров: 3862

Все новости за Июнь 2010

На главную страницу...