В Перми умытая кровью Медея восставала против системы
13.06.2011 12:43

В рамках фестиваля «Белые ночи в Перми» Театро Ди Капуа из Санкт-Петербурга 12 июня на сцене пермского Дворца культуры им. Солдатова показал панк-оперу «Медея. Эпизоды».

Режиссером является Джулиано Ди Капуа - итальянец, родом из Швейцарии. Главную роль (единственную со словами, впрочем) в опере играет Илона Маркарова. Также в спектакле участвует группа «Uniquetunes».

Перед началом спектакля на экран было спроецировано видео работающего метронома и слышалось мерное тиканье. Мне не очень повезло - я зашёл в зал за 15 минут до начала спектакля и всё это время слушал только метроном.

Итак, время 19.04. Действие начинается. Вначале на сцену поднимается мужчина, несущий в руках большую чашу. Он начинает умываться из этой чаши. Через мгновение зритель начинает понимать, что умывается он вовсе не водой. Это жидкость странно-оранжевого цвета, отдаленно напоминающая кровь. Через минуту он начинает умывать этой жидкостью женщину, только что вышедшую на сцену. Это и есть Медея. Еще через минуту на сцену начинают выходить порядка восьми мужчин. Они выглядят как истинные кавказцы. Медея раскрывает книгу и начинает что-то произносить. И тут происходит следующее: зрители не слышат того, что говорит Медея, так как её микрофон, закреплённый возле уха, отключен. Она продолжает говорить. И тут все слышат громкий голос из зала:

- Включите микрофон!

После этой фразы у меня был небольшой шок - ещё никогда в театре я не слышал подобного. Медея сразу же нашла другой, обычный, микрофон и потом не расставалась с ним на протяжении всего спектакля. Зрители так и не поняли - была ли это экстравагантная выходка режиссёра, или же простая техническая накладка. В любом случае это произвело впечатление.

Так вот, Медея берёт другой микрофон и продолжает речитатив. Весь спектакль представляет собой сцены из её жизни: как она бежала с Ясоном из Колхиды, как убила Главку, как бежала из города, как узнала, что её детей убили в коринфском храме, и как, в конце концов, она сожгла Коринф во имя мести.

На протяжении всего спектакля Медея выполняла различные незамысловатые действия, иллюстрирующие её переживания и ключевые сцены жизни. Было жалко актрису, которая пыталась что-то сделать одной рукой. Иногда ей приходилось зажимать микрофон между колен, чтобы освободить руки. Часто ей помогали держать микрофон остальные актёры. Было очень отчетливое ощущение, что ей очень неудобно.

Говоря о ходе оперы, можно сказать, что она была очень яркой и эмоционально окрашенной. В самые напряженные моменты речитатив Медеи подкреплялся инструментальным сопровождением (гитары, барабаны, саксофоны). Потом он резко обрывался, и Медея начинала петь лирическую песню на грузинском языке.

Образ Медеи показался мне «очень человеческим», то есть, он был лишен налёта мифичности. Пермский зритель видел ожесточённую сильную женщину, которая произносила грозные речи против Ясона, против сильных мира сего, против системы, против лжи.

Лёха Никонов, автор поэмы «Медея», текст которой и исполняла актриса, так охарактеризовал её:

- Медея - революция! Медея - кровавый призрак! Медея - возмездие за раболепие! Медея - оружие богов! Медея - это я!


Никита Клюев
студент ПГТУ



Ключевые слова:
Пермь фестиваль

 

Всего просмотров: 2143

Все новости за Июнь 2011

На главную страницу...