Ностальгия по «золотому веку» культуры от Пермского ТЮЗА
05.02.2014 22:20

Художественный руководитель Пермского ТЮЗа Михаил Скоморохов верен себе и верит в то, что все в конце концов образуется. Поэтому вновь на сцене театра премьера водевилей — на сей раз это «Беда от нежного сердца».

Спектакль поставлен в лучших традициях этого театра - с живой музыкой, песнями и танцами, драматургией писателей-классиков В. Соллогуба и Н. Некрасова, использованы стихи В. Шекспира, А. Фета, А. Апухтина. На помощь своему театру пришел талантливый актер и стихотворец В. Тимошин. Его поэтические строки настолько органично влились в текст спектакля, что только предварительное знание особенностей его таланта и актуальности содержания некоторых четверостиший позволяет угадывать, где Тимошин, а где тот же Соллогуб.

Живую музыку на сцене исполнял любимый театром и пермяками ансамбль «Квартет Каравай» под управлением Олега Згогурина. На первом представлении все-таки были некоторые слуховые ощущения от инородности звучания балалайки и домры в дворянском салоне Петербурга (место действия первого акта). Но во второй день премьерного показа их стало гораздо меньше, и уже хотелось согласиться с композитором спектакля Вячеславом Кругликом, что музыка «Каравая» отлично может сочетаться с клавесином. Инструментом, чье звучание более соотносится с общими историческими представлениями об избранном обществе.

Спектакль, однако, обманчив в своей историчности. Скорее, это некое напоминание о золотом веке русской культуры, отсылка к нему - как в музыке, так и в художественном оформлении спектакля, стилизованных, запоминающихся костюмах, придуманных Юрием Жарковым. Сценограф Марк Борнштейн, еще один давний творческий партнер театра, сделал специальный супер-занавес, представляющий из себя напоминание о золоченой раме картины из Третьяковки или Русского музея, где в дымке времени виднеется полк русских офицеров, при виде которого в свое время всегда «кричали женщины «Ура!» и в воздух чепчики бросали». Вот и в спектакле артисты в костюмах персонажей перед началом действия приветствуют тех, кто на картине, словно живых и словно сами хотят скорее с ними слиться. Что, в общем-то, и происходит несколькими минутами позже.

В спектакле занята почти вся труппа (еще одна традиция театра). У нас нет возможности перечислить всех, поэтому отметим наиболее характерные и яркие актерские работы. В пресс-релизе для журналистов, подготовленном службой театра, неслучайно дается информация об истории жанра и сценической судьбе пьес «Беда от нежного сердца» и «Петербургский ростовщик», которые составили премьерный вечер воделей. Пьесы, что называется, были актерские, их не случайно играли в бенефис. В конце концов, именно актерам и принадлежит главная роль в том, как долго будет жить спектакль. Ведь увлекательно, с юмором и сатирой разыграть почти анекдотические сюжеты, в которых любовь к деньгам в сознании некоторых приравнивается к любви человеческой - их задача.

Впервые в вечерней постановке зрители увидели недавних выпускников Пермской академии искусства и культуры молодых актеров Анну Михайлову (Машенька) и Евгения Замахаева (Налимов, он же Неизвестный и Ростомахов), которые достойно справились с порученной ролью. Поколение молодежи, но постарше, представляли артисты Дмитрий Гордеев и Станислав Щербинин (исполняют по очереди роль влюбчивого сынка богатого папеньки), Надежда Кайсина в роли Настеньки, девушки, приятной во всех отношениях. В роли Александра на сегодня более достоверной выглядит наивность и простота героя, представленные С. Щербининым. А Д. Гордееву пока мешает ощущаемый зрителями шлейф опытного ходока Сильвы, роли, сыгранной им в «Старшем сыне» Вампилова.

Уверенное мастерство привычно проявило среднее поколение артистов театра в лице Ксении Жарковой (Катя), Сюзанны Поповой (Маша), Елена Бычковой (Лиза), Михаила Шибанова (Налимов), Александра Шарова (Золотников), Сергея Трясцына (Парикмахер). Особо хочется выделить работу Павла Ознобишина в непривычной для него «взрослой» характерной роли Краснохвостова, где раскрылись новые черты его дарования и умение в считанные минуты создать образ незадачливого картежника.

Старшее поколение ТЮЗА, ставшие на наших глазах заслуженными артистами России Ирина Сахно и Татьяна Жаркова (обе исполнили роль Акулины Степановны), Валентина Лаптева (Кубыркина), Валерий Серегин (Подзатыльников), Николай Глебов (Лоскутков). За их спиной несколько спектаклей-водевилей ТЮЗа, в том числе «За великое чувство любви!», которое стало просто легендой театральной истории Прикамья. В их опыте мы слышим сегодня и отзвуки прошедшего, и до сих пор точное ощущение природы жанра.

Выделить среди них хочется Ирину Шешенину, чей образ обаятельнейшей мамаши Дарьи Семеновны дает нам образец тех дам избранного общества XIX века, которые умеют сочетать черты неувядающего «цветочка» с привычкой нюхать табак, которые умеют прекрасно петь и отчаянно браниться.

Любой истинный водевиль невозможен без актеров особого рода - так называемых каскадных, темпераментных, способных стремительно менять чувства, мысли, поступки, взвихрять вокруг себя действие и чувства зрителей. Мы увидели таких актеров и в «Беде от нежного сердца». Первым назовем Александр Калашниченко в роли Лоскуткова, ростовщика-скупердяя в превосходной степени. Его лицо в этом образе постоянно отражало бурю чувств, его Лоскутков был отчаянно горяч, отчаянно принципиален в отстаивании своего права на прибыль, он был абсолютно искренен, предлагая любимой дочери рваную щинель для выхода в люди, он на наших глаза несколько раз действительно чуть не терял разум от идущих в руки бешеных денег и реально был готов повеситься от того, что потерял часть барыша. Игра актера со счетами, которые были для Лоскуткова самым дорогим предметом в жизни, которые были его священной иконой, которой он напутствовал на супружескую жизнь дочь с ее избранником, смешила зрителей до слез.

Еще один каскад эмоций дает зрителям испытать Дмитрий Юрков в роли Краснохвостова. Этот проигравщийся в пух и прах человек был ирреальный в страстях и беспредельный в поступках. Он внезапно влетал на сцену и также внезапно исчезал, прихватив, однако, для озябшего тела чужую шаль. Каскадность приоткрывалась и в игре Андрея Пудова, создавшего в роли Подзатыльникова еще один образ прохвоста из «Петербургского ростовщика». Его кружение по сцене, словно подготовка к охоте на будущую жертву, игра с ложкой, которая всегда припасена к обеду за чужой счет, лукавая улыбка и тут же разочарование от неудавшейся уловки - все удивляло и завораживало. Дуэты Юрков - Калашниченко и Пудов - Калашниченко тут же захватывали зрительские сердца.

Фото Александра Медведева


Галина Куличкина



Ключевые слова:
премьера Пермь ТЮЗ

 

Всего просмотров: 2702

Все новости за Февраль 2014

На главную страницу...