Волшебные кулисы театра «Карабаска»
20.11.2017 12:09

В Перми началась заключительная неделя фестиваля «Волшебная кулиса -2017». Лучшие работы пермских театров за два прошедших сезона вошли в афишу фестиваля. Свои спектакли показали Пермский театр «Карабаска» - постановку «Скандальное происшествие в Пассаже, или Крокодил» по повести Ф. М. Достоевского — на сцене театра кукол; Лысьвенский театр драмы имени А.А. Савина дал спектакль «Тартюф» Ж.-Б. Мольера - на сцене ТЮЗа.

Всего в «Волшебной кулисе» приняли участие 11 профессиональных театральных коллективов из Перми, Кудымкара, Березников, Чайковского, Лысьвы, Губахи, в афише представлено 14 спектаклей. Организаторы фестиваля - Министерство культуры Пермского края и Департамент культуры и молодежной политики администрации г. Перми, Пермское отделение Союза театральных деятелей РФ.

По его итогам будут присуждены награды в 17 номинациях, в том числе таких, как лучший спектакль, лучший актерский ансамбль, женская и мужская роли. В поле зрения жюри попадут работы режиссеров, художников, молодых актеров, исполнителей ролей второго плана и эпизодов.

Расскажем подробнее о «Крокодиле» театра «Карабаска». Его премьера состоялась в конце прошлого театрального сезона, и почти сразу «Крокодил» был показан на престижных фестивалях кукольных театров в Челябинске, Кургане, Оренбурге, осенью - на сцене Московского театре кукол в рамках проекта "Клуб кукольников". В Оренбурге исполнители ролей Андрей Тетюрин и Наталья Красильникова были признаны лучшим дуэтом фестиваля. Их выступление в «Клубе кукольников» получило высокую оценку в социальных сетях: по количеству «лайков» в группе профессионалов за осенний период больше собрали только отклики на празднование дня рождения Московского театра кукол. Что же такого нашли пермские кукольники в литературном сюжете XIX века?

«Экономический принцип» сделал текст Достоевского актуальным. Сюжет спектакля раскрывается уже в подзаголовке литературного произведения - «справедливая повесть о том, как один господин, известных лет и известной наружности, пассажным крокодилом был проглочен живьем, весь без остатка, и что из этого вышло». Неоконченная гротескная история из раннего творчества Ф.М. Достоевского в сценической версии и постановке Олега Жюгджа на сцене театра «Карабаска», на наш взгляд, обретает цельность и завершенность.

 

Достоевский в свое время использовал разные определения для своего сатирического рассказа - «пассаж в Пассаже», «фантастическая сказка» или «чисто литературная шалость», однако для постановки «Карабаски» оказывается значимым жанр экономического фарса. Пожалуй, одним из главных героев постановки и становится Экономический Принцип, о котором так любят порассуждать персонажи и во имя которого чиновник либеральных наклонностей Иван Матвеевич планирует залечь в крокодиле лет на тысячу, не меньше, и сделать притом блестящую карьеру. Именно пресловутый экономический принцип и делает текст Достоевского актуальным до сих пор. Да и, в сущности, отдельных сторон русской действительности меняется немного - все те же разговоры о необходимости среднего класса, привлечении иностранного капитала, «недостатке просвещенности-с», та же склонность придумывать рай на земле из крокодильего брюха, то же сентенциозное невежество.

Перевоплощения Андрея Тетюрина и Натальи Красильниковой, вдвоем играющих семь разных персонажей, быстрая смена декораций (актеры просто открывают очередной чемодан или шляпную коробку, скрывающие в себе маленький мир домашнего чиновничьего кабинета или женского будуара), грамотный саунд-дизайн и элементы ненавязчивого хэппенинга вовлекают зрителя пусть в абсурдистское, но крайне увлекательное действо.

Малоизвестный рассказ Достоевского, явно тяготеющий к «Петербургским повестям» Гоголя, в «кукольном» воплощении - таком удачном для гротеска - не оставляет равнодушными ни детей, ни взрослых, ни театралов, ни зрителей неискушенных. Постановку, будем надеяться, ожидает еще не один фестиваль и еще не одна театральная премия.
Марина Курочкина,
выпускница ПГНИУ.

Проглоченный крокодилом пожелал остаться в брюхе животного. Невероятность случая в Пассаже, представленного Достоевским, не столько в том, что крокодил проглотил человека, и тот остался жив. Парадокс в том, что проглоченный не желает выходить из брюха животного. Почему? Да потому, что он, наконец, обретает именно там долгожданную публичность, преображается из обыкновенного служащего в лидера общественного мнения. Через создание заведомо абсурдной ситуации Достоевский подчеркнул нарождающуюся в то время тенденцию среди некоторой части русских представителей умственного труда претендовать на общественное внимание, на значимость собственной персоны в российском и мировом масштабе. Позднее заметит поэт Пастернак, что «позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». Но его слова до сих пор далеко не всеми услышаны... Сатирическую импровизацию на тему и дает нам «Карабаска».

Инсценировщик и постановщик Олег Жюгжда соединил в одном зрелищном ряду человека и куклу, сразу подчеркнув, что речь пойдет о переходных моментах внутреннего состояния как отдельного человека, так и разных групп людей. Нам даны и разные пространства для человеческого существования: камерное, в чемодане или в коробке из-под торта. Таковы сцены из семейной жизни чиновника Ивана Матвеича, которого проглотил крокодил, его жены Елены Ивановны, Семена Семеныча, повествователя, сослуживца, и «друга дома» Ивана Матвеевича. Публичное пространство создается вокруг брюха крокодила, похожего на черную дыру, в которой неустанно перемещается теньевая фигура Ивана Матвеевича и которая не только привлекает посетителей Пассажа, но и увлекает вплоть до того, что туда отправляются другие «смельчаки».

А жизнь социума «кипит» также на традиционной ширме, где разворачиваются эпизоды с чтением газет и пусканием мыльных пузырей как метафор опубликованных в газетах заметок о крокодиле и проглоченном им чиновнике. Наконец, есть действие на просцениуме, символизирующем еще один осколок мира, где появляются исполнители Андрей Тетюрин и Наталья Красильникова то в масках, то с куклами на груди, то просто как драматические актеры.

Своей повести писатель предпослал эпиграф на французском Ohé, Lambert! Où est Lambert? As-tu vu Lambert (Эй, Ламбер! Где Ламбер? Видел ты Ламбера?). В спектакле он стал своеобразной театральной «заставкой» на драматической ноте. На вокзале один из путешествующих ищет некоего Ламбера, безуспешно выкрикивая его имя. Потом раскрывается чемодан путешественника, там оказываются куклы, и начинается традиционный кукольный театр. Кто такой Ламбер и зачем он нужен, остается непонятным до конца спектакля. Но зрителю тем самым как бы дается знак, как дал его автор повести : ищем то, не зная часто сами, что...

Безусловный талант режиссера Олега Жюгжды в современной точной интерпретации смысла прозы классика, выразительные сценография и куклы Веры Задорожной, актерское мастерство Андрея Тетюрина с Натальей Красильниковой в стремительном перевоплощении в разных персонажей, светопартитура Владимира Прозорова - все вместе рождает у публики достаточное редкое ныне чувство эстетического наслаждения.

Фото из архива театра


Галина Куличкина



 

Всего просмотров: 1111

Все новости за Ноябрь 2017

На главную страницу...